Марка восходящего солнца
добавлено:27-12-2018, 10:03 | добавил: admin | комментов: 0 | категория: АвтоИстория | просмотров: 111

Марка восходящего солнца

Автомобильная промышленность Японии является таким же символом азиатского «экономического чуда», как и электроника. Эта отрасль промышленности прямо-таки опровергает закон сохранения, согласно которому из ничего ничего и не бывает. Судите сами. В 1912 году, когда счет «Фордов Т» пошел на миллионы, в Стране восходящего солнца было собрано 50 автомобилей. В 47-м, когда в Европе началась эра «Жука» — 110. В 65-м, когда на Западе стали забывать, что такое общественный транспорт- 696 176. А в прошлом году японские компании изготовили 8 603 489 автомобилей, тогда как с конвейеров всех предприятий Большой тройки в США сошло 6 452 696 легковушек! И в это астрономическое число не входят машины, собранные на многочисленных зарубежных филиалах, в том числе и североамериканских, где у японцев мощнейшая «пятая колонна». Воистину, малое ведет к великому, что как нельзя лучше видно на примере Nissan Motоr Cо., которой аккурат в Рождество сравняется ровно 70.
Автомобилизация Японии, находящейся от цивилизованного мира за тридевять земель и морей, осуществлялась усилиями немногих продвинутых одиночек, получивших образование за границей. Так, некто Масудзиро Хасимото, девять лет изучавший в США моторостроение, в 1911 году основал под Токио Kwaishinsha Co., предтечу Nissan Motor Co. На крохотном заводике началось штучное производство 4-цилиндровых 12-сильных автомобильчиков DAT — их название образовывали первые буквы фамилий предпринимателей Кенджиро Дэна, Рокуры Аоямы и Мейтаро Такеучи, профинансировавших предприятие. Если не считать редкого в начале века даже для Запада цельнометаллического кузова, ничем примечательным DAT не отличался. Но это был первый формально серийный и полностью оригинальный японский автомобиль.

Вторым прародителем «Ниссана» считается работавший в Японии американец Уильям Р. Горэм, наладившим в Осаке выпуск грузовиков. Он же был и автором первого японского трицикла с 2-цилиндровым 8-сильным моторчиком, позволявшим достичь 27 км/ч. Эти гибриды велорикши и мотоцикла служили основным транспортным средством в стране до конца 50-х, а освоившая их производство первой Jitsuyo Jidosha, слившись в 1925 году с Kwaishinsha, стала лидером японского автомобилестроения. Правда, коммерческого. На тот момент спрос на легковые машины только зарождался — их в стране насчитывалось 17 900 против 105 000 рикш 3,7 млн. велосипедов и 374 000 гужевых повозок.

Машиностроительная компания Nissan, образовавшаяся в результате нескольких преобразований родоначальников, первый легковой автомобиль выпустила в Йокогаме. Он оснащался 4-цилиндровым мотором объемом 0,7 л мощностью 12 л.с., разгонялся до 75 км/ч и являлся почти точной копией Austin Seven. Выбор образца для подражания, сделанный в 1933 году, с которого и исчисляется официальная история фирмы, был абсолютно оправдан. Ведь английская машинка считается первой в мире полноценной четырехместной малолитражкой, имевшей такие несвойственные им тогда атрибуты, как тормоза на всех колесах или электрический клаксон. Правда, случился казус с названием. Очень даже приличный автомобильчик в расчете на потенциально возможный экспорт окрестили Datson, то есть «Сын «ДАТА», не сообразив,что английское «son» по-японски означает «банкротство». Заменив всего лишь одну букву, удалось угодить и своим, и чужим- «sun», как известно, солнце, символ Японии, а на родном языке слово это означает «живой», «проворный». Придумали и соответствующую эмблему, неизменную и поныне — фирменный логотип на фоне красного круга, как на национальном флаге. Кстати, в отношении экспорта хлопоты были отнюдь не пустые — в первый же год произвоства 44 машинки из 150 отправились в страны Азии, Центральной и Южной Америки и в Австралию. Начало казалось многообещающим. Но продолжение оказалось совершенно неожиданным.

В 1936 году в Японии к власти пришла хунта во главе с генералом Сэндзюро Хаяси, после чего страна начала жить по принципу «пушки вместо масла». Одним из первых новая власть приняла Закон о производстве автомобилей, по которому вся отрасль перешла под прямое управление военых, которым прогрессивная малолитражка была без надобности. Впрочем, Nissan от такого поворота событий только выиграл. Племянник главы компании Иосидзукэ Аюкавы, служивший по военному ведомству, стал одним из лидеров Маньчжоу-го, сырьевого придатка Японии, и с его подачи в Китае в 1940 году вступил в строй первый зарубежный филиал, ориентированный на сборку артиллеристских тягачей и грузовиков. Так согретый армейской шинелью Nissan вышел в лидеры национального автопрома — в 41- м, когда был достигнут абсолютный довоенный максимум производства в 19 700 штук, на его долю пришлось свыше 42%. Беда пришла, откуда не ждали. Штабные аналитики, сформировавшие первый крупный госзаказ, не учли, что мотопехота на азиатско-тихоокеанском театре военных действий малоэффективна. Достаточно сказать, что такой сверхважный стратегический пункт, как Сингапур, англичане сдали почти без боя, так как ждали нападения с моря, а японцы прошли считавшиеся непроходимыми джунгли на… велосипедах. В декабре 1943 года производство грузовиков и автобусов пришлось свернуть, а американцы довершили разорение, разбомбив практически бездействовавшие заводы в Йокогаме. На плаву удалось удержаться за счет выпуска тракторов, а сразу после подписания мира наступил ренессанс — благодаря победителям, которым урок, преподнесенный истребителями Mitsubishi Zero, не пошел в прок. Русские, обжегшись на молоке, дуют на воду. А янки, до Перл-Харбора искренне считавшие, что, во-первых, азиаты из-за особенностей зрения не могут быть хорошими пилотами, а во-вторых, судившие о возможностях японской промышленности по подсунутым им паршивым лампочкам, пошли гулять по тем же граблям.

Сначала руку помощи лично протянул главнокомандующий союзников на Дальнем Востоке Дуглас Макартур, в ноябре 1945 года разрешивший Nissan Heavy Indastris, Ltd. ( в 1944-1949 годах вся компания называлась по имени уцелевшего отделения) выпуск грузовиков и автобусов по 1500 штук ежемесячно. А когда в июне 50-го началась война в Корее, американцы не только разместили на отстроенных заново предприятиях заказ на грузовики, но и организовали на них собственные рембазы. Благодаря этому японцы получили и выгодный контракт, и доступ к новейшим технологиям. Просто какая-то одержимость запустить чужого козла в свой огород, не смотря на авторитетные предупреждения о пагубности беспечности. Немец Курт Зингер, в 30-х специально откомандированный на Восток изучать тамошнюю экономику, в специальном докладе, известном союзникам, писал: «Японцы мало что изобретают сами, но изо всех сил заимствуют у других, намного превосходя всех в искусстве применения и усовершенствования заимствованного изобретения».

Первым серьезны шагом по пути становления национального легкового автомобилестроения стал выпуск в 1951 году внедорожника Datsun Patrol, практически повторявшего легендарный Willys МВ. Простейший кузов, рама, рессорные подвески, трансмиссия были добросовестно скопированы, но оформление передка было иное, а главное, джип получил не 4-х, а 6-цилиндровый мотор объемом 3,7 л мощностью 85 л.с. Через год-другой аналогичные машины освоили Toyota и Mitsubishi, но Nissan вырвался на корпус вперед, первым получив выгоднейший госсаказ от сил самообороны и полиции. «Подергав за вымя» недальновидных победителей, собственными руками вскормивших будущего серьезнейшего конкурента Большой тройки, хитрые японцы всерьез взялись за «дойку» англичан.

Производство перелицованной довоенной «Семерки» началось уже в 1947 году, но от одного вида собиравшегося «на коленке» седанчика мухи дохли. До «усовершенствоания» родстера Datsun Sports DS-3 c 880-кубовым моторчиком в 20 л.с. руки не дошли, так что выглядел он вполне по-европейски и впоследствии был, даже несмотря на смехотворную скорость в 69 км/ч, признан первым японским спорткаром. На тот момент и на эти «преданья старины глубокой» у населения денег не хватало, но свет в конце тоннеля уже маячил, а собственными силами поспеть к сроку возобновления активности на рынке не было никакой возможности. Поэтому в 1952 году Nissan возобновил лицензионное сотрудничество со старинным партнером, начав сборку Austin A40. Однако куда важнее появления под маркой Datsun современных седанов был метод их изготовления. В 1956 году в Йокогаме заработал самый длинный в Японии конвейер, уже тогда по мере возможностей обеспечивавшийся по принципу «точно в срок», а всего через три года с момента заключения соглашения практически все комплектующие изготавливались на месте. В результате в 1958 году на рынке появился седан среднего класса Bluebird c копиями английских моторов в 0,9 или 1,1 л мощностью 34 или 48 л.с., но с собственным довольно симпатичным кузовом. С этого «метиса», надежность которого была проверена победами в национальном и австралийском ралли, а также со сделанного на его базе пикапа начался в 58-м экспорт в США, а через через четыре года – 716 «Синих птиц» прибыли в Финляндию. Учитывая, что за 1946-1955 годы весь автоэкспорт Страны восходящего солнца составил… 22 машины, это можно считать грандиозным прорывом.

Впрочем, на тот момент «Ниссану», прочно обосновавшемуся на втором месте после «Тойоты», на внешних рынках достаточно было, что называется, всего лишь прокукарекать. Руководство фирмы отказалось от тупиковой в принципе практики заимствования, сконцентрировав силы на развитии сформированного собствеными силами модельного ряда. В 1960 году была предпринята первая серьезная попытка создания японского автомобиля бизнес-класса Cedric марки Nissan, постепенно вытеснившей Datsun сначала на внешних рынках, а потом и в Японии — сегодня ее носят только простейшие пикапы для внутреннего употребления. Акцию эту фирма затеяла не вовремя. Ни в Японии, ни в Юго-Восточной Азии вообще достаточного числа состоятельных людей еще просто не было, а подавляющее большинство сильных мира сего похожий на недоразвитый Packard седан с 45-сильным двигателем не интересовал. А вот «проба пера» в совершенно неведомом для Японии высшем классе оказалась более продуктивной. На сей раз ниссановцы не лезли в воду, не зная броду, а взяли в качестве прообраза солидный Austin F95 Westminster. Шасси «англичанина» использовалось напрямую, а вот мотор в японском формате развивал приличных 118 л.с. при объеме в 2,8 л. Заметную прибавку в отдаче обеспечила привлеченная в качестве партнера фирма Prince Motor, которая помимо дорогих по местным меркам машин занималась еще и авиационными двигателями. Забегая немного вперед отметим, что партнерство оказалось столь многообещающим, что через три года Nissan попросту купил Prince. Большая Gloria не только ездила лучше, чем Cedric, она еще и выглядела куда привлекательнее. Седан тоже был выдержан в заокеанском стиле, только не в устаревшем, а в современном. И подражание оказалось столь искусным, что несколько машин приобрели даже высшие офицеры с американской базы на Окинаве.

Источникскачать dle 10.5фильмы бесплатно



Вернуться

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
НЕ ПРОПУСТИТЕ:

Добавление коммента

Ваше имя*
Ваш E-Mail:*
Комментарий:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Навигация

Наши партнёры

Голосование

Панель управления

Популярные новости

Архив